искать
БИРЮЧ Петроградских Государственных театров. — 1919. — № 17/18

17/18—301

и оркестровки и трудность хореографического иллюстрирования.

Труды Дриго в этом отношении проходили менее заметно и не делали шума, ибо и публика была довольна красивой, мелодичной музыкой, и артисты в восторге от удобства танцевать под нее. Не делали они шума и оттого, что узко специальная балетная критика никогда в достаточной степени не оценила красоты творчества Дриго, а серьезная музыкальная критика почти никогда не опускалась до балета, а если и снисходила до него, то преимущественно для личных счетов и партийных нападок с пеной у рта. Этой участи не избегли в свое время даже Чайковский и Глазунов, не говоря уже о целом ряде других даровитых музыкантов, отрешившихся от дальнейших работ в области балета.

Начиная с 1893 года, Дриго создал еще целый ряд неувядаемых балетов, как «Волшебная флейта», «Пробуждение Флоры», «Жемчужина», и наконец, «Арлекинада», уже признанная всеми как музыкально-балетной перл и особенно повсюду популярная. Попутно с этим Дриго написал массу отдельных вариаций и эффектных номеров, не считая целого ряда работ по оркестровке. Вероятно, очень не многим известно, что все последнее действие «Лебединого озера» обработано и оркестровано Дриго.

Деятельность Р. Е., как дирижера, — в течение 40 лет у всех на виду, и если когда-нибудь и бывали шероховатости в исполнении образцового оркестра Мариинского театра, то именно в период невольного отсутствия Дриго, застрявшего в Италии во время войны. О качествах Дриго, как чуткого и опытного капельмейстера, — достаточно поговорить с любой балериной: каждая из них скажет, что она только тогда и танцует вполне уверенно, когда видит за пультом Дриго.

К 40-летнему своему юбилею Р. Е. предполагал поставить свою новую трехактную комическую оперу,